Добрый сказочник

29.01.2018
Добрый сказочник

Добрый сказочник

Прекрасный подарок к новому году подготовил для детей и взрослых Приморский краевой театр кукол – спектакль «Солнышко и снежные человечки». Умная и добрая сказка –еще одна в репертуаре театра, художественный руководитель которого – Виктор Бусаренко – всегда придерживается главного принципа: не только развлекать, но и воспитывать юного зрителя…

Начиналось с палочек и пластилина

В этом году Виктор Васильевич отмечает 70-летие. В связи с этим – а также за огромный вклад в развитие культурной жизни Приморья – ему было присвоено звание почетного жителя Приморского края». Заслуженная награда!

- Виктор Васильевич, вы руководите театром кукол, но начинался ваш творческий путь с актерства, верно?

- Да… Я стал играть на сцене театра имени Горького, когда еще учился на третьем курсе академии искусств, тогда мне было 20 лет… Вот получается, что у меня в этом 15 лет актерской деятельности и 30 - режиссерской.

- А вышли тогда на сцену в массовке или у вас была роль?

- Была небольшая, но роль – сначала я был введен Андреем Присяжнюком в спектакль «Свадьба на всю Европу», затем участвовал уже в трех постановках, к примеру, играл молодого героя в спектакле по пьесе Виктора Розова «Традиционный сбор», в этом спектакле мы дебютировали втроем – я, Ефим Звеняцкий и наша однокурсница Таня Лукина. 

Но и массовок мы не миновали, конечно, это был театр Натана Басина, в каждом спектакле у него были большие массовки, да что там – огромные, и это, кстати, было для нас отличной школой.

- Когда вы поступали в театральный, думали, что свяжете жизнь с куклами?

- Нет, конечно. Об этом никто не мечтает – из тех, кто поступает на актерское отделение. С куклами меня связала жизнь. Сегодня, оглядываясь назад, я нахожу в своей жизни какие-то вещи, которые, вероятно, и привели меня в итоге к этой профессии. Но, конечно, поступая на актерский, я видел себя как драматический – или музыкальный – актер и режиссер, не кукольник ни в коем случае. Но, уже будучи актером Приморского ТЮЗа, в 1977 году, я поучаствовал «приглашенной звездой» в спектакле театра кукол – это была роль Бармалея, но я играл живым планом. А с 1990 года занялся вплотную кукольной режиссурой, с 1993-го совсем перешел на эту стезю…

- А что же в вашем детстве было такого - кукольного?

- Были, я помню, уличные кукольные спектакли, которые я лет в 6-7 устраивал для друзей, сам делал примитивных кукол из пластилина и палочек… А во втором классе сочинил кукольную пьесу про русских богатырей, у меня даже сцена была небольшая, были простые куклы, которых я стихийно сделал в виде штоковых марионеток – уже много позже узнал, что они называются сицилианскими…

Не будем портить жизнь артисту

Конек, фишка, изюминка Приморского театра кукол – называйте, как хотите, - это, конечно, музыкальные спектакли. Собственно, практически во всех постановках театра куклы (а с ними, разумеется, актеры) поют, танцуют… Между прочим, Виктор Бусаренко частенько в таких постановках работает… фонограммой – поет за тех актеров, которым это сложно. В спектакле «Кентервильское привидение» он вообще исполнил несколько вокальных партий.

- А почему вообще вы актерскую стезю выбрали, а не музыкальную, к примеру?

- Думаю, иначе просто невозможно было… Сколько помню себя, всегда на праздниках и в школе читал стихи. Потом родители отправили меня учиться в музыкальную школу по классу баяна. Я не был талантливым музыкантом, но школу музыкальную окончил – и сразу же запихнул на полку ненавистный баян, никогда более к нему не прикасался и даже разучился играть, хотя теперь понимаю, что музыкальное образование мне очень помогло, особенно с точки зрения понимания законов музыки и гармонии. Окончив музыкальную школу, я тут же прибежал в дом пионеров и поступил в драматический кружок. Так и пошло. Потом был при ТЮЗе организован молодежный театр «Романтик», который я посещал в выпускных классах. Да и в школе организовывал какие-то театральные мероприятия, помню, мы на конкурсах выступали с поэтическим спектаклем… Словом, другого пути, кроме как в театральный, у меня не было. Никуда меня больше не тянуло, да и в точных науках я был абсолютный тупица. Честно скажу, сегодня просто не понимаю, как учителя выставляли мне оценки и выдали аттестат с чем-то приличным по физике, химии, алгебре… Наверное, на меня махнули рукой и сказали: «Ну что парню жизнь портить, он в артисты пойдет, давайте его уже выпустим…». Так что – только институт искусств. Хотя у меня и была большая проблема – близорукость… Но приняли меня… И много лет на сцене – до появления контактных линз – я проработал как в дымке, но ничего, приспособился. Утешался тем, что у Игоря Ильинского было зрение еще хуже.

- А из тех ролей, которые вы сыграли как актер, какая вам памятна?

- Прежде всего роли, сыгранные в ТЮЗе. Мэкки-Нож в «Трехгрошовой опере». Об этой роли, нескромно скажу, до сих пор помнят театралы, говорят мне о ней… Лучшая моя роль. Помню и люблю свои работы в «Недоросли» (Митрофанушка), «Оптимистической трагедии» (Вожак)… В театре Горького я сыграл Жадова в «Доходном месте» и тоже люблю эту работу. В Красноярске я много играл, вспомню роль в пьесе «Аморальная история» Брагинского и Рязанова (впоследствии по ней был снят фильм «Забытая мелодия для флейты», я играл ту же роль, что в фильме – Леонид Филатов - Филимонова) и роль Шуйского в «Борисе Годунове»… Было много социальных ролей, это же советское было время, ставили много производственных пьес, всяких революционных…

- Неужели и Ленина играли?

- Нет… Но! Меня гримировали под Ленина, было дело. Натан Басин задумал поставить спектакль «с Лениным», а это было серьезное дело, театр, поставивший такой спектакль, получал немало преференций… В театре тогда не было актера, идеально подходившего на роль Ленина. И на меня надели парик, бородку, часов пять делали грим… Натан Басин посмотрел на меня и сказал: похож, особенно лицом, но уж больно высок и аскетичен, фактура не та. Да, это была правда,  я был другого телосложения, отнюдь не коренастым и невысоким, как Владимир Ильич.

- А когда в вас проявились режиссерские амбиции?

- Режиссерские задатки у меня были всегда – я ругался с режиссерами, а это первый признак: если актер имеет свое мнение и ругается с режиссером, значит, в нем есть режиссерская жилка.

Актеры и режиссеры – профессии конфликтующие, у них сложные диалектические отношения. Они друг без друга – особенно режиссеры без актеров – жить не могут. Но конфликт есть… Меня актерская жизнь научила вот чему: если ты режиссер и оказался в актерской шкуре, забудь о своих амбициях режиссера, подчиняйся режиссеру, чего бы он не говорил, постарайся его понять. Это мучительно, но это нужно. А режиссер должен иметь огромное терпение и христианское всепрощение. Обижаться на артистов бессмысленно и себе дороже…

- Вы не только режиссер, вы еще и педагог. В этом году никто из ваших студентов не пришел в театр. Обидно?

- Нет. Честно. Мало кто из актеров мечтает быть кукольником. Люди к нам приходят пересидеть годик-другой. И многие увлекаются, остаются. Почти вся молодая часть труппы так и образовалась. Театр кукол сложный, в нем невозможно добиться актерской славы, даже в театре Образцова нет звезд. Ребенок видит персонажа, а не актера… От актера здесь требуется ежедневная физически тяжелая работа. Не каждый может стать кукольником.

Поэтому вдвойне горжусь тем, что двое наших актеров ставят уже свои спектакли: Вадим Перфилов и Роман Легкодухов. Кстати, никогда не вмешиваюсь в их работу, ибо знаю, что свобода и доверие - очень важны.

- А в вас актерские амбиции уже успокоились?

- Амбиции пропали примерно после 35 лет, когда стал режиссером… Конечно, приятно, когда вспоминают мою работу в ТЮЗе. Актерский эгоцентризм был преодолен достаточно быстро, хотя и «звездной болезнью» успел переболеть. Да, режиссеры тоже народ непростой, но я никогда не корчил гения: бывают такие, знаете, ходят заросшие, неопрятные, глянешь - сразу ясно, что гений. Мэтром пузатым, всех поучающим тоже старался не стать. Я всегда много работал. Ну а как? Скучно же, если ничего не выдумывать!

- Был период, когда вы уезжали из Владивостока. Чем это было вызвано и что в итоге вам дало?

- Вызвано это было стечением обстоятельств. Во-первых, тогда я работал в ТЮЗе – лучшие мои актерские годы! У нас был чудесный коллектив, группа замечательных молодых артистов и прекрасный режиссер, практически наш ровесник – Юрий Котов. Когда он уехал из Владивостока, мне не захотелось оставаться в театре, я вернулся в театр имени Горького, но это был уже не театр моего учителя Басина, а хороший, но, безусловно, другой театр – Ефима Табачникова… Я понял, что это не мое. И когда мой учитель Басин позвал меня в Красноярск, мне было легко решиться… Вообще, как мне кажется, актер должен, как тот Счастливцев с Несчастливцевым, из Керчи в Вологду, из Вологды в Керчь, ездить, играть в разных театрах, не закисать на одном месте. Раньше вообще это было проще, потому что давали служебное жилье, подъемные… Я уехал в Красноярск, прожил в этом городе 12 лет, там состоялся мой переход из актеров в режиссеры, там я поступил на Высшие режиссерские курсы в Москве, проработал два года главным режиссером Красноярского ТЮЗа. Затем меня переманили на работу в управление культуры, не понимаю, зачем я согласился, ведь никогда не любил чиновничью работу… Очень скоро я понял свою ошибку и сбежал, работал в театре музыкальной комедии режиссером и актером… И даже пел без микрофона!

- Неужели и канкан танцевали?

- На первом плане нет, но сзади подтанцовывал. Помню, была у меня роль в «Сильве», небольшая, но когда красотки кабаре танцевали, я сзади скромно пританцовывал…

А потом я по семейным обстоятельствам вернулся во Владивосток, уже совсем другой город… Отработал три года в театре имени Горького, немного – снова в управлении культуры. И потом начался в моей жизни кукольный театр. К которому прикипел душой. Навсегда.

Сказка, идущая от сердца

- В театре кукол вы стали сказочником… Что нужно в себе сохранить, чтобы сказки получались искренними?

- Работая в музыкальном театре, я, кстати, тоже много сказок ставил. Много в них играл, и мне это нравилось и нравится. Сказка – жанр философский, жанр обобщений и архетипов, она не сдерживает фантазию… Нужно иметь в себе наивность мышления, свежесть взгляда… Я теперь уже с трудом представляю, что все эти годы отработал бы в драматическом театре. Там ведь в советское время нужно было ставить обязательные спектакли типа пьес советских классиков или пьес на сельскохозяйственную тему. Сегодня же режиссер должен обязательно ставить коммерческий репертуар, то, на что обязательно пойдет зритель… Но мне это неприятно и противно, я этого не хочу… Ставить же Шекспира сегодня – дело неблагодарное. А в театре кукол по сути что хотим, что нравится, то и делаем. Сказка, комедия – спасибо Андрею Присяжнюку за то, что научил меня работать в этом жанре и любить его – мне родны и приятны, мне легко с ними работать.

- Ставите ли вы перед собой задачу большую, чем просто повеселить юного зрителя?

- конечно. Все мы воспитаны в школе Станиславского, на учении о сверхзадаче. Я должен понимать всегда, чего я хочу добиться этой постановкой… Другой мой учитель Юрий Котов всегда говорил, что в любом спектакле должен быть болевой момент, чтобы зрителю горло перехватило и сердце защемило, иначе постановка будет плоской. Я всегда это помню. Как и то, что в спектакле должен быть второй смысл, чтобы дети его тоже понимали, чтобы и взрослые что-то могли в нашей постановке почерпнуть для себя. Это не во всех пьесах заложено, конечно, но такие спектакли, как «Ястребок», «Солнышко и снежные человечки», мне очень дороги. Лирическая нота должна присутствовать в любом произведении. В сказке всегда есть многослойность, внутренняя драматизация, грустинка – во всяком случае, я выбираю себе именно такой материал…

- Вы живете в мире, где добро побеждает зло. На работе. А в реальности в вас живет оптимист?

- Да. Я даже надеюсь на невероятное – что во Владивостоке, в Приморье усилиями краевых властей будет построено новое современное здание кукольного театра, что я хотя бы увижу начало этого строительства. Тому уже есть примеры в ДВФО – в Южно-Сахалинске, на Камчатке начали строительство уникального нового театра, театра XXI века. Мы можем работать и в том здании, которое у нас есть, но наши дети достойны того, чтобы прийти в театр XXI  века, правда же? Если мне удастся добиться строительства, я буду счастлив. Во всяком случае, сидеть сложа руки не намерен.

Не увлекаться экспериментом

- Вы из 70 лет без малого 30 отдали театру кукол. Чем вас так очаровала эта работа?

- Театр кукол – это всегда эксперимент, понимаете? Современное кукольное искусство так зыбко качается между кукловождением и игрой актера, что, сдвинувшись на 5-10 градусов, ты попадаешь в совершенно другой жанр… И мои актеры, которые все имеют хорошую драматическую школу – все окончили театральный факультет института искусств, могут проявить себя и в живом плане, и вместе с куклой, и за ширмой, и у них огромная свобода поиска, как и у меня.

Тут важно просто иметь чувство меры, чтобы не заэкспериментироваться настолько, что результат уже не будет интересен зрителю.

- Вы всегда были сказочником?

- Я всегда был детским человеком, ставил сказки столько, сколько работал в театре – в драматическом, музыкальном, потом – в кукольном. Это мое предназначение, как мне кажется.

- Есть расхожая фраза «в 40 лет жизнь только начинается»… А в 70?

- А в 70 жизнь надо беречь. Потому что идей еще много и поработать хочется, и успеть бы воплотить их в жизнь. Слава богу, что сегодня время старости отодвинулось лет на 10-15…

- Если бы я попросила вас назвать те спектакли, которые оставили в вашей душе особенно теплые чувства…

- Да, такие есть. Тот десяток, о котором в итоговом резюме ты можешь написать: за это мне не стыдно. Но спектакли все живут своей жизнью, имеют свою судьбу – они живут, старятся, умирают… Но я все же назову – «Чудесную историю Сим Чхон», «Царь Салтан», «Хоббит», живущий сегодня «Буратино!»… С нежностью вспоминаю постановки драматические – «Панночку» и «Полоумный Журден», которые я ставил со своим курсом студентов… Они были сделаны на одном дыхании.

Я вообще считаю себя не чистым кукольником, а режиссером большого диапазона, просто в театре кукол мне удобно жить, существовать, творить.

- Расскажите, какие спектакли ждут юных зрителей в новом году…

- В феврале мы выпустим постановку «Журавлиные перья» - по сказке Сергея Рыбалки. В этом спектакле я как режиссер и художник Фумико Кондо соединим русское и японское, классическую постановку и театр кабуки, словом, будет нечто очень интересное. Получается спектакль-эксперимент, поиск, и это здорово.

Затем мы поставим пьесу для самых маленьких – «Необыкновенное состязание» Евгения Сперанского. Скажу одно – мы за спорт, за здоровый образ жизни, и это будет очень бодрый спортивный спектакль, который сделает Роман Легкодухов.

И финальной премьерой нового сезона станет новая версия вечного сюжета про Айболита. Драматург из Якутии Анна Пшенникова написала пьесу «Айболит-фантазия», и в ней встретятся самые разные герои Чуковского. Уверен, этот спектакль станет весомым завершением сезона…

- Чего вы желаете самому себе?

- Чтобы хватило здоровья, энергии и желания чему-то научиться, что-то новое сделать, чтобы хватило сил развиваться. Я хочу остаться человеком, который открывает новые пути в театре.

 

Еще материалы
На страже военной истории региона
В Приморье завершена многолетняя работа над уникальной книгой – четырехтомником «Владивостокская крепость», посвященном истории этого памятника военной архитектуры.
Открытие фестиваля
В открытии приняли участие Полпред президента в ДВФО Юрий Трутнев, Министр Минэкономразвития Александр Козлов, главы регионов Дальнего Востока
Я работаю. Я такой
Спектакль «Собачье сердце» – одна из самых ярких недавних премьер Приморского краевого театра молодежи. Для актера театра Германа Авеличева, выступившего в качестве режиссера, эта постановка стала и дебютом, и своего рода проверкой – ведь взялся он за материал, который не так легко достойно отразить на сцене.

Наши партнеры

Журнал получают

Администрация Президента РФ, Федеральное собрание РФ, аппарат Правительства РФ, аппарат полномочного представителя Президента в ДВФО, Минвостокразвития, МИД РФ, губернаторы Дальнего Востока, государственные и частные предприятия, посольства и консульства РФ в странах АТР, посольства и консульства стран АТР в России, библиотеки, Дальневосточный федеральный университет, Академия наук ДВО РАН, мэры городов и главы МО.

Архив

Заказать звонок

Оставьте заявку и наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время